Узбеки пропишутся в Санкт-Петербурге. И начнут сборку автомобилей



Узбеки пропишутся в Санкт-Петербурге. И начнут сборку автомобилей




Автомобили, которые выпускает узбекское предприятие, хорошо известны российскому покупателю. Старушка Daewoo Nexia и субкомпактный Daewoo Matiz долгое время мелькали в лидерах популярности отечественных покупателей. После того как GM Uzbekistan пришлось отказаться от использования имени Daewoo, автомобили стали продавать на нашем рынке под маркой Ravon. Но суть их не особо поменялась: это по-прежнему модели корейских Chevrolet прошлых лет.

Вопрос локализации сборки автомобилей в России был поднят на встрече министра промышленности РФ Дениса Мантурова с местным бизнесом. Причем, судя по всему, с инициативой выступила узбекская сторона.

«Ведутся переговоры по организации промышленной сборки автомобилей GM Uzbekistan в Самарской и Ленинградской областях», — заявил перед встречей заместитель премьер-министра Узбекистана Нодир Отажонов.

На самой встрече обсуждался интерес узбекского холдинга «Узавтосаноат» к сборке автомобилей в России. Холдинг принадлежит государству и объединяет все автосборочные активы страны. GM Uzbekistan — крупнейший из них, в нем Узбекистану принадлежит 75%, концерну General Motors — 25%. И именно о локализации его продукции идет речь в первую очередь.

Российская сторона предложила узбекам использовать законсервированный после ухода в 2015 году концерна General Motors из России завод в Санкт-Петербурге. Его мощности позволяют собирать до 95 тыс. автомобилей в год, но даже в лучшие свои годы он собирал не более половины от своих возможностей.

Неизвестна реакция самого General Motors на это предложение. Ранее заводом в Санкт-Петербурге интересовались и другие компании, в первую очередь китайские, но концерн дал ясно понять, что продавать его не собирается, несмотря на то, что ежегодно тратит определенную сумму на его содержание.

Для производства автомобилей Ravon в России с GM Uzbekistan может быть заключен специальный инвестконтракт, предусматривающий постепенную локализацию сборки. Ravon — прямой конкурент российской Лады. Например субкомпактный Ravon R2 (перелицованный Chevrolet Spark предыдущего поколения) продается у нас по цене от 439 тыс. руб., Ravon Nexia (старый Chevrolet Aveo) — от 449 тыс. руб., Ravon R4 (Chevrolet Cobalt) обойдется минимум в 489 тыс. руб., а Ravon Gentra (Chevrolet Lacetti) стоит от 539 тыс. руб.

Из-за того, что толком продажи Ravon в России начались только в прошлом году, за первые восемь месяцев этого года продажи автомобилей этой марки выросли аж в 25 раз, но в количественном объеме это составляет всего 7739 автомобилей. Впрочем, это все равно больше, чем удалось продать, например, Chery, Citroen, Peugeot или Geely. Марка занимает 0,8% российского рынка новых автомобилей, причем с каждым месяцем ее доля растет.

По неофициальным данным окончательное решение о месте для сборки автомобилей Ravon в России может быть принято до конца года. Видимо, за это время удастся убедить концерн General Motors отдать под сборку свой завод.

Почему Россия решила пустить на российский рынок прямого конкурента Лады? В обмен наша страна хочет получить в Узбекистане аналогичные преференции для производителей коммерческой техники: «Группы ГАЗ», УАЗа и КАМАЗа.



Фото: Елена Алексеева/«За рулем»
2017-10-04




Смотрите также